Забытое чувство Родины. Чего не поняли в Киеве, агитируя против референдума в Новороссии

_________________




Заканчивается многодневный марафон по голосованию за вхождение четырех бывших украинских областей в состав РФ. И глядя на сопровождающую процесс все эти дни истерику из Киева, вспоминается сакраментальное – «Они так ничего не поняли и ничему не научились».

Именно такими словами историки Французской революции охарактеризовали потерявшую трон и страну династию французских Бурбонов.


Украинские же «Бурбоны» ничего не поняли потому, что их СМИ и лидеры мнений как заведенные продолжают упрямо воспроизводить одну и ту же, хорошо нам известную еще по крымским событиям восьмилетней давности мелодию из пропагандистской шарманки – про «голосование под дулами автоматов».

Как там выразилась днесь немка Бербок, повторяя ту же самую нехитрую мысль – «их сначала запугивают, насилуют, а потом в сопровождении автоматчиков ведут голосовать». И знаете, я не буду тут тратить время на заочные пикировки с киевскими (и не только) пропагандистами, или объяснять всем известные причины, по которым вооруженные люди сопровождают членов избиркомов на выездном голосовании. Скажу – о другом.

Четыре дня голосования с фотографической точностью выявили главный мотив, заставивший миллионы людей с риском для жизни поставить галочки в бюллетенях, зная, что для Киева они в этот момент становятся «преступниками» и участниками «незаконного действа». В одной только ЛНР уже проголосовало более миллиона человек.

При этом я уверен, что большинство из этих людей прекрасно осознает, что после голосования окажется не в раю земном, а в реальной современной России с множеством проблем, с не самой эффективной бюрократической системой, с огромным количеством несправедливостей, о которых пишет та же российская пресса. А еще эти люди вместе со всей остальной Россией окажутся под ударом западных санкций – без множества привычных заграничных приблуд, без возможности выезжать в кучу стран мира, куда русским нынче закрыт въезд.

И вот как так? В Киеве удивляются – поменять «святой» безвиз на двуглавого орла в паспорте. А между тем, крымчанам хорошо известно это ощущение. Помните билборды восьмилетней давности: «А потом – хоть камни с неба»?

 

У великого шансонье Вертинского есть поздняя песня под названием «Доченьки». В ней престарелый, поскитавшийся по свету эмигрант, вернувшийся под конец жизни в Россию-СССР, описывает то, что оставит своим детям:


Много русского солнца и света

Будет в жизни дочурок моих.

И что самое главное – это

То, что Родина будет у них!

Многим, родившимся и выросшим в РФ, совершенно непонятно и даже чуждо это самое чувство Родины. Они считают наличие Родины самим собою разумеющимся, как бесплатное приложение к свидетельству о рождении и по унаследованной от позднеперестроечных времен привычке через губу называют ее «эта страна».

Для того, чтобы понять, как важно иметь Родину, нужно родиться и пожить в стране, для которой ты по определению чужой или нуждающийся в переделке человек второго сорта. И все с тобой не так – и говорить ты на «правильном» языке не умеешь, и «правильных» традиций и песен не знаешь, и в ногу не шагаешь со всеми, и герои у тебя какие-то не те и предки подозрительные. Словом, сам ты, такой, какой есть – без переделки – совершенно не вписываешься в новодельный местечковый канон.

И чтобы иметь какие-то шансы в таком обществе – вынужден не раз прогибаться, соответствовать, громче других рвать на груди чужую для тебя рубашку и петь гимн, который не пели ни твои отцы, ни деды. Тогда – может быть,  хотя и не точно, у тебя получится стать «кем-то». И то все равно будешь ходить под вечным подозрением, периодически  нарываясь на обвинения в недостаточной автохтонности.

Именно поэтому для оставшихся за бортом России после распада СССР русских людей так важно ощущение Родины. Если отшелушить дискурсивные наслоения, вопросы классового характера, вопросы режима и строя и тд и тп. – остается самая мякотка: страна, в которой твой личный статус совершенно точно определен. Ты в нем не какое-то национальное меньшинство, и не «понаехавший», не занявший чье-то место, и не «оккупант», а часть коренного большинства.

Ты в этой стране можешь жить таким, каков ты есть, ни под кого не подстраиваясь и сохраняя свою самобытность. Это та самая единственная в мире страна, в которой тебе никому ничего не надо будет доказывать.

Этого, кстати, не понимают киевские пропагандисты, рассказывая «неразумным ватникам», как много они теряют, меняя  Украину с ее распрекрасными европейскими перспективами на ужасный путинский Мордор. Забывая о том, что все эти люди на самом деле присоединяются не к Путину, и не к Мишустину и не к депутатам Думы или тысячам других чиновников. А к России, которая была до Путина и будет после него.

 

И совершенно неважно, какие именно реальные цели сподвигли российское руководство на, казалось бы, уже и неожидаемое и заболтанное за много лет собирание хотя бы части земель. Не стоит искать какие-то «точные ответы на главные вопросы» или гадать о позитивных целях начальства.


Самый главный вопрос для людей на воссоединяемых с Россией землях – не содержимое голов начальников, а то, что они не хотят жить в стране, где их родной язык под запретом. Это, вроде бы, и малость, но, вместе с тем – необычайно много. Посмотрите хотя бы на Латвию, чтобы понять, каково это.

И именно поэтому киевская пропаганда в своем противодействии выбору людей может давить на единственную кнопку – страха. Страха перед наказанием, а вовсе не прагматичного осознания того, что «на Украине – лучше». Если суммировать опасения жителей освобожденных территорий – это единственное, что удерживает многих из них от открытой демонстрации собственного выбора. А вовсе не набор каких-то позитивных воспоминаний о жизни в стране победившего майдана.

 

На самом деле это, если так можно выразиться, основа пирамиды Маслоу, наряду с элементарными бытовыми потребностями выживания. Удовлетворив эту первичную потребность дальше можно заниматься чем угодно – улучшать или менять режим, ходить или не ходить на выборы, поддерживать те или иные партии. Если же в стране, в которой ты живешь, ты неполноправен на базовом уровне, то тебе решительно все равно, какой там режим. Ибо доказано голосованием за Зеленского – при любом режиме лично ты – «оккупант» и «вата».


Мирон Орловский

Рейтинг: 
Средняя оценка: 5 (всего голосов: 34).

___________________

________________________

__________________

__________________

ПОДДЕРЖКА САЙТА