Скандал в Уотергейте

_________________


Ирангейт, Моникагейт – любой политический скандал сегодня имеет довесок-суффикс «гейт». А пошло это от Уотергейта, который в своё время потряс Америку и стоил президенту Никсону его поста.

*************************************************************

Для чего нужен охранник

17 июня 1972 года, в Америке предвыборная гонка. Действующий президент-республиканец Ричард Никсон идёт на второй срок, ему противостоит демократ Джордж Макговерн.

В 2 часа ночи Фрэнк Уиллс, охранник одной из гостиниц жилого комплекса «Уотергейт», совершая обход, обратил внимание, что язычок замка в штаб-квартиру Демократической партии залеплен скотчем. Предвыборная кампания в самом разгаре, днём носящиеся туда-сюда члены предвыборного штаба чтобы не терять время на открывание двери часто блокировали замок таким нехитрым способом.

Посетовав на хозяев кабинета, Уиллс отодрал скотч и закрыл дверь. Однако когда спустя полчаса он вновь шёл по пустынному коридору, злополучный кусок клейкой ленты был на месте. Уиллс с удивлением посмотрел на кусок скотча, вернулся на своё рабочее место и вызвал полицию.

Необычные воры

Дежурный полиции, приняв вызов, связался с патрульным экипажем, но те как раз в это время заправлялись бензином на АЗС и по дружбе перекинули вызов товарищам.  А товарищи были спецгруппой, работавшей под прикрытием: никаких мигалок, надписей «police», а наоборот, раздолбанная машина, затёртые джинсы, длинные немытые волосы и только во внутренних карманах револьверы и полицейские бляхи. Сидевший напротив гостиницы в круглосуточном кафе человек и не обратил внимания на трёх хиппи, направившихся к двери гостиницы, приняв их за постояльцев, и когда лежавшая на столе рация пискнула, поднял её и доложил: «Всё чисто».

В штаб-квартире Демократической партии находились пять человек. Их взяли на горячем: на полу были разложены микрофоны, кабели, с потолка были сняты две панели. Ребята работали аж потели, и вдруг: «Всем на пол! Полиция!»

В участке задержанные попытались убедить офицера, что они-де просто искали, чем поживиться в богатом гостиничном номере. «Ну, конечно!», - ухмыльнулся полицейский и поднял телефонную трубку:
- Карл? Ты просил позвонить тебе, если будет что-то интересное. Так вот, есть. Продирай глаза, надевай штаны и дуй сюда.

Каждый толковый репортёр имеет друзей среди полиции – это помогает ему раньше других получить информацию, тянущую на сенсацию. Дежурный полицейский был таким другом репортёра из газеты «Вашингтон пост». На следующее утро в «Вашингтон пост» появилась статья Карла Бернстайна и Боба Вудворта, давшая  начало скандалу, оставшегося в истории как «Уотергейт».

Неизвестный информатор

Карл и Боб почуяли, что напали на жилу, появилась вторая статья, затем третья.  Расследование взяло под свой контроль  ФБР. А вскоре Вудворту позвонил неизвестный и предложил встречу. Неизвестный информатор стал лоцманом для репортёров в этом мутном деле. Он помог определить источник изъятых у «взломщиков» 5300долларов – это оказался фонд избирательной кампании Никсона, он указал на два телефона в блокноте одного из задержанных – эта ниточка привела журналистов к аппарату президента Никсона. Результатом каждой встречи была очередная разгромная статья.

Долгие годы личность информатора была неизвестна даже самим репортёрам, и только в 2005 году его имя было раскрыто: им оказался заместитель директора ФБР Марк Фелт! Когда директор ФБР Джон Эдгар Гувер умер, Фелт как заместитель вполне обоснованно рассчитывал сесть в его кресло. Однако Никсон назначил на это место своего человека, чем нанёс Фелту глубокую обиду. При этом Никсон оставил Фелта в прежней должности, что было непростительной ошибкой. Фелт долго ждал своего часа чтобы отомстить и дождался.

Жаркая осень 1972 года

Всю осень Фелт, имевший прямой доступ к материалам расследования, сливал в прессу наисекретнейшие сведения, а уж два профессиональных журналиста знали, как их подать читателю! Каждый номер с их статьёй расхватывался как горячие пирожки.

Однако всё это не помешало Никсону в  ноябре 1972 года выиграть выборы и остаться в Белом доме на второй срок. Хотя Америка и была возмущена наглыми действиями пятёрки взломщиков, все это представлялось как их частная инициатива. ЦРУ, Белый дом открестились от «уотергейтских воришек», те брали всё на себя, а уж президент – тот вообще был вне подозрений, сказанное им в прямом эфире «Я не мошенник!» стало неоспоримым доказательством его невиновности. Какие доказательства вам ещё нужны? Президент сказал!

И только два репортёра с помощью анонимного помощника  упрямо не давали затухнуть интерес к этому делу.

Судья Сирика по прозвищу Джон-Максимум

В январе 1973 года «уотергейтские взломщики» предстали перед судом. Вести дело должен был Джон Сирика, по прозвищу Джон-Максимум, за то что всегда стремился упечь подсудимого в тюрьму на максимально возможный срок.

Сирика конечно же не поверил в версию о взломщиках, исключительно по собственной инициативе забравшихся в штаб-квартиру Демократической партии. Сирик предложил пятёрке чистосердечно покаяться во всём, обещая смягчить их участь. Но те молчали как партизаны, рассчитывая получить по 2-3 года и сохранить тайну. Они и не подозревали, какой «подарок» готовит им судья.

Сюрприз!

В конце февраля Сирика объявил, что судебное следствие закончено и с улыбкой озвучил предварительный приговор: каждому обвиняемому по 40 лет тюрьмы. И можете не благодарить.

Заседание 23 марта 1973 года началось с того, что Джон Маккорд от имени всех пятерых зачитал заявление: да, они действовали не по собственной инициативе, да они лгали под присягой, да, в деле замешаны политики, все пятеро согласны сотрудничать со следствием и скажут всю правду. Судья с улыбкой выслушал заявление и милостиво согласился возобновить следствие.

«Уотергейт»

И тут пошли имена. И какие! Назывались сотрудники аппарата президента, сотрудники администрации Белого дома и ЦРУ. Ошарашенный Сенат сформировал отдельную комиссию по рассмотрению обстоятельств «уотергейтского дела».

О пятерых взломщиках теперь уже никто не вспоминал, в суд вызывались чиновники с самых верхов: министр юстиции, генеральный прокурор, советники президента. Какие там статьи в «Вашингтон пост»! Теперь каждое заседание транслировалось по телевидению в прямом эфире! Американцы, не пропуская ни одной серии, смотрели как вытряхивают грязное бельё Белого дома на всеобщее обозрение. И зрелище было не из приятных.

Члены сенатской комиссии доставали из допрашиваемых тайны, представлявшие государственную власть в весьма неприглядном свете: установка прослушки, как оказалось, было повседневной практикой и санкционировалось на самом верху!

Скомпрометированных сотрудников Белого дома Никсон пачками отправлял в отставку. Лишились своих постов: управляющий делами президента Холдеман, советник президента по внутренней политике Эрлихман, советник Дин, генеральный прокурор Кляйндинст, директор ЦРУ Хелмс. Подал в отставку второй человек в США, вице-президент Спиро Агню!

Дело росло как снежный ком. Многие, не желая брать на себя чужие грехи, шли на сделку со следствием, в деле появлялись новые фигуранты. Новый генеральный прокурор Ричардсон назначил специального прокурора по расследованию «Уотергейтского дела» - Арчибальда Кокса. Ричард Никсон утвердил это назначение. Ах, лучше бы он этого не делал!

Плёнки Белого дома

16 июля 1973 года в самый разгар процесса в прямом эфире бывший заместитель помощника президента Александр Баттерсфилд в прямом эфире сообщил, что все разговоры в Белом доме по указанию президента записываются на плёнку. Спецпрокурор Кокс сделал стойку, как охотничья собака, учуявшие дичь и потребовал от президента  «записи на стол!». Никсон припомнил, с кем и о чём он говорил, что может оказаться на плёнках и сказал: «Не дам!»

Крокс опешил от такой наглости и напомнил президенту, что он такой же гражданин США, как и все прочие и обязан подчиняться закону. Начался торг, Никсон предлагал выдать записи за определённый промежуток времени или их расшифрованные стенограммы. Но Кокс что называется упёрся: никаких стенограмм, прошедших «редакторскую правку» и никаких «частично», все записи, что есть, на стол, в оригиналах!

«Субботняя резня»

20 октября Никсон вызвал генерального прокурора Ричардсона и потребовал от того немедленно уволить Кокса с поста спецпрокурора. Оскорблённый Ричардсон в знак протеста подал заявление об отставке. Президент её принял.

Уволив Ричардсона, Никсон вызвал заместителя генерального прокурора Уильяма Рукелхауса, который теперь стал главой министерства юстиции. Рукелхаус тоже отказался уволить Кокса и вышел из кабинета Никсона безработным.

Никсон вызвал третьего чиновника в министерстве юстиции Роберта Борка. Этот оказался не столь крепким,  выполнил требование президента. Пройдут два месяца и он, осознав, какую глупость совершил, тоже подаст в отставку «в знак протеста». Однако это его уже не спасёт, когда в 1987 году Р. Рейган выдвинет кандидатуру Борка в Верховный суд, в Сенате припомнят Борку его «податливость» и завалят с подавляющим перевесом голосов.

Дело «США против Ричарда Никсона»

Назначенный на место Кокса Леон Яворски, ознакомившись с делом, сказал: «Плёнки на стол!» Услышав от Никсона категоричное «нет», он обратился в Верховный суд. Вся Америка прилипла к телевизорам: впервые в своей истории страна судилась с президентом!

Шансов у Никсона не было никаких. Вся Америка жаждала, чтобы Верховный суд доказал: закон есть закон, и он един для всех! Верховный суд не обманул ожиданий и в июле 1974 года единогласно постановил: плёнки выдать, а если нет – изъять принудительно. Обыск в Белом доме! – такого Никсон не мог позволить, Америка бы его прокляла. (Да и неизвестно, что ещё найдут сыщики в закромах!) И Никсон отдал следователям требуемое. И тут оказалось, что всё ещё только начинается!

Плёнки Белого дома-2

Прежде всего, записи оказались с пробелами: 18 минут были стёрты. Но и того, что осталось, хватило с лихвой. Президент хоть и не санкционировал напрямую прослушку своих политических противников, но давал указания принять все меры, чтобы замять скандал: оказывать давление на суд, лжесвидетельствовать, подкупать свидетелей и обвиняемых – каждый из пятёрки получил по 25.000 долларов, чтобы держать рот на замке.

Америка была потрясена. Их президент, уверявший «он не мошенник!», оказался наглым циником, лжецом, откровенно плевавшим на закон. А уж как он высказывался о своих избирателях, когда рядом не было ни журналистов, ни телевидения!

Свалить президента!

Демократы были в восторге: рейтинг Никсона не просто упал, он рухнул, оставалась сама малость, последний толчок, и он был сделан: 30 июля 1974 года Палата представителей рекомендовала Сенату снять президента с должности. Неподчинение решениям Конгресса, препятствование правосудию, злоупотребление властью, подрыв основ конституционного строя США  – оснований для импичмента было предостаточно.

Лидеры республиканской партии, посовещавшись, решили ради спасения партии принести Никсона в жертву, о чём и предупредили своего ставленника: в случае голосования они проголосуют «за». Перед Никсоном замаячила реальная перспектива стать первым в истории США президентом, отречённым от власти и представшим перед судом.

Падение Никсона

В полдень 9 августа 1974 года Никсон, не дожидаясь решения Сената, заявил о сложении с себя полномочий президента. Пост главы государства занял вице-президент Джеральд Форд, став первым в истории США не избранным президентом, поскольку и на пост вице-президента он был не избран, как все другие, а назначен.

8 сентября Форд помиловал Никсона за все его преступления и тем самым спас того от тюрьмы. Это была плата за президентство. Америка этого Форду не простила, и президентскую кампанию 1976 года Форд проиграл с треском.

Однако на прочих фигурантов Уотергейта амнистия не распространялась. 69 государственных чиновников с самого верха политического Олимпа предстали перед судом, 48 получили обвинительные приговоры и срока. Такого Америка не знала ни до, ни после.

 Что касается пятёрки взломщиков, с которых всё и началось, то им досталось от 10 до 18 месяцев тюрьмы, что на фоне грозивших им 40 лет было сущей ерундой.

Главная загадка Уотергейта

Самое забавное, в Уотергейте не было никакой нужды: в президентской гонке 1972 года Никсон лидировал и в ноябре победил своего соперника с потрясающим перевесом, выиграв в 49 штатах из 50. Узнав от главы своего избирательного штаба Холдемана о ЧП в Уотергейте, он, как следовало из магнитофонной записи, с яростью спросил: «Какой придурок это сделал?!»

Вразумительного ответа он не получил и расследующие Уотергейтский скандал до сих пор пытаются выяснить, кто же так подставил Ричарда Никсона? И действительно ли это была случайность?

Klim Podkova для журнала «Все загадки мира»

 

 

Рейтинг: 
Средняя оценка: 5 (всего голосов: 10).

___________________

________________________

__________________

__________________

ПОДДЕРЖКА САЙТА